Наша кнопка
Посоветовать другу
Фотография в случайном порядке
Облако тегов:
1908 Автопортрет (Тоска) 1915 Эрзянка Автобиография С.Д.Эрьзи Голова мордовки Великий Эрьзя. Признание и трагедия 1922 Дневниковые записи воспоминаний Н.М Ева.1919. Мрамор Евгений Адамов. СТЕПАН ЭРЬЗЯ 1942 1943 Степан Эрьзя и Сергей Есенин Женская голова (Мечта) Ева 1944 1926 Женский портрет 1946 1948 1953 Женская голова 1954 1956 1955 актриса 1920 1910 1929 1930 1912 «Русский Роден» в Баку 1917 Алатырский район – прошлое и настоя Н.П. Головченко 1938 Г Л А В А I. Алатырский район – про 2001 г. 1919 Женский портрет(Спокойствие) Аргентинка. 1944. Кебрачо Женский портрет. 1949. Альгарробо В.И. Ленин.1922-1923.Мрамор Христос.Кебрачо Аргентинка.1941.Кебрачо. Автопортрет.1947. Кебрачо Александр Невский.1931.Кебрачо масло Баня.Этюд.1911.Холст Автопортрет. 1925. Холст карандаш Автопортрет. 1909. Бумага Автопортрет. 1912. Бронза Женская голова. 1920. Мрамор Баба. 1919. Железобетон Ева. 1917. Мрамор Девушка в кокошнике. 1920. Дерево Волжский бурлак. 1930. Дерево Горе. 1933. Кебрачо Балерина. 1930. Кебрачо Балерина (Летящая).1937. Альгарробо Душа. 1930. Кебрачо Голова девочки. 1930. Дерево Ассирийка. 1031. Кебрачо Боливиец(Сосредоточенность).1933.Ке Душа. Дерево Волна (Во сне). 1938. Альгарробо Елена. 1934. Кебрачо Дьявол. 1933. Кебрачо Женский портрет. 1934. Кебрачо Женский портрет. 1930. Дерево Голова медузы. 1929. Кебрачо Аргентинка. 1940. Кебрачо Женская голова. 1943. Кебрачо Аргентинка. 1941. Кебрачо Англичанка. 1940. Дерево Балерина. 1943. Белый кебрачо Голова старика. 1943. Кебрачо Женский портрет. 1940. Кебрачо Боливийская революционерка. 1944. К Аргентинская артистка Карла Кобаль Ева Мария Дуарте де Перон. 1940. Це Ева Мария Дуарте де Перон. 1940. Це Ева Мария Дуарте де Перон. 1940. Це Аргентинская еврейка. 1946. Кебрачо Женский портрет. 1950. Кебрачо Аргентинка. 1946. Кебрачо В.И.Ленин. 1956.Кебрачо Алатырь. Начало ХХ века. Афиша к спектаклю Леда и лебедь. 1929. Кебрачо Моисей.1932.Альгарробо Автопортрет (1908 год) Марта (Смеющаяся) автопортрет калипсо Летящая Узник(Революция освободила)1920 Обнаженная (1930)
 

 

 Каталог статей

 
Главная » Статьи » Степан Дмитриевич Эрьзя » статьи

Г Л А В А II. "Алатырский район – прошлое и настоящее" В.Н. Кирсанов, Н.П. Головченко, 2001 г.

Г Л А В А II.

ЭРЬЗЯ В АЛАТЫРСКОМ ПРИСУРЬЕ.

Эрьзя - псевдоним скульптора Степана Дмитриевича Нефёдова (1876-1959). Под этим именем стал знаменитым еще в начале ХХ века. По национальности Нефедов - мордвин, точнее мордвин-эрзя. Выбором псевдонима он подчеркивал свое происхождение.
Тяжелым и многотрудным был путь к мировой известности выдающегося мастера резца. Европейская пресса называла его "русским Родэном". В беспрерывных творческих поисках он создал множество произведений - прекрасных скульптур, глубоко проникновенных, как общепризнанных, так и до сих пор вызывающих страстные споры. Все, что создано им за полвека творческой деятельности, оценить вряд ли возможно. Были у него взлеты и падения, успехи и горькие неудачи. Но до сих пор нет ни одного издания, которое бы более полно констатировало все исполненные произведения за период его творчества.
Куда только не забрасывала судьба Степана Дмитриевича с родного Поволжья - Италия и Франция, Урал и Северный Кавказ, Грузия и Азербайджан, Аргентина..., но всю жизнь он помнил и пронес в душе искреннюю любовь и теплые воспоминания о просторах Алатырского Присурья, о заливных лугах Засурья, о дорогом и милом сердцу городке, чудесное название которому - Алатырь. Тут он родился, здесь прошли его детство, отрочество, юность. Он приобрел здесь первые навыки в живописи и скульптуре, отсюда его крестьянские корни, где и до сих пор проживает многочисленная родня.
К сожалению, скульптор не оставил своих мемуаров. Да и сама личность С.Эрьзи глубоко оригинальна и загадочна...
Возвратившись на родину, но уже в СССР, глубоким стариком, он мечтал поселиться в краю отцов - в Алатыре.1
Степан Дмитриевич сохранил и привез с собой свои лучшие скульптурные творения. До последних дней жизни Эрьзя мечтал о своем музее в Алатыре. Его открытие было обещано городскими властями еще в начале ХХ века, в период творческого взлета земляка. Начавшаяся первая мировая война и последующие события перечеркнули все планы. Но он верил, что "советская власть может все"... На родину не пустили... Власти предложили поселиться в Чебоксарах, либо в Саранске... Этого он понять не мог. И ответ выдающегося мастера был краток - "Не поеду!..Только на Родину, в Алатырь!.."
За годы отсутствия Степана Эрьзи произошли громаднейшие изменения и в административно-территориальном делении родного края и всей бывшей Российской империи. Это была иная страна, другие люди. Давно не существовало Симбирской губернии. Алатырь и пригород,2 многократно исхоженный Степаном в юности, с 1925 года включен в состав Чувашской АССР. Да и Саранск и Чебоксары, где он бывал, стали столицами национальных автономий. Но у него в памяти сохранились яркие впечатления давно ушедшей молодости, иного периода, сложившиеся еще до октября 1917 года и первых лет Советской власти. И эти города в воспоминаниях С. Эрьзи блёкли с тем былым величием, каким виделся и был в ту пору Алатырь.
За последнюю четверть ушедшего ХХ века немало написано и опубликовано статей, издано брошюр, книг и сборников о жизни и творчестве выдающегося мордовского скульптора, получившего мировую известность. Одними из первых изданы книги: Бориса Полевого,3 воспоминания Григория Сутеева, первого биографа и друга Эрьзи.4 Значительная лепта в изучении творчества и биографии С.Д.Нефедова (Эрьзи) внесена народным писателем Республики Мордовия К.Г.Абрамовым. Совместно с талантливым живописцем, внесшим огромный вклад в развитие портретного искусства Мордовии, заслуженным деятелем искусств Е.А. Ноздриным (1920-1997), уроженцем г. Алатыря, К. Абрамов неоднократно посещал родные места Эрьзи. Общался с родственниками, близкими, знакомыми и краеведами. Результатом поездок стал роман-трилогия, осветивший жизненный путь одаренного мастера резца. Он выдержал ряд изданий 5 и удостоен Государственной премии Мордовии. Роман - художественный авторский вымысел, основанный на исторических фактах и эпизодах жизни скульптора. Это блестящий плод авторского мышления.
Большой фактологический интерес представляет им же написанный, популярно-биографический очерк, выдержавший три издания.6
Много сделано в освещении творческого наследия С.Эрьзи Мордовским республиканским музеем изобразительных искусств, получившим его имя. В музее собрана и сохраняется большая часть созданного Степаном Дмитриевичем как на родине, так и за рубежом.7
Изданы книги о жизни и творчестве скульптора на Урале, на Кавказе и других местах. Наконец, в 1997 году увидела свет и рукопись мордовского поэта Артура Моро (Осипова) о встречах и его дружбе со Степаном Нефедовым.8
Автор неоднократно посещал Алатырь и пригород.
Все эти издания, так или иначе, касаются, либо повествуют о детстве и юности будущего талантливого скульптора, освещают жизненный путь в Присурье, центром которого всегда являлся Алатырь.
Но до настоящего времени нет какого-либо исследования о начальном пути жизни Степана. С алатырским краем связано почти четверть века его жизни.9

Даже поверхностное знакомство с публикациями об Эрьзе вызывает недоумение. Не совпадают многие даты, различные события, расхождения в повествовании биографических сведений. Авторы, зачастую, ссылаются на воспоминания и рассказы самого скульптора. Нередко воспоминания о конкретных событиях разделяет огромный промежуток времени. Не надо забывать и о своеобразии человеческой памяти. Пространство времени может расширяться и сужаться. И чем старше становится человек, тем больше несоответствий в воспоминаниях о прожитой жизни. Поэтому ошибки из одного издания переходят в другое, как истина. Мало того, авторы, благодаря своей буйной фантазии напридумывывают много нового - необычного в жизни и творчестве С. Эрьзи. Только документально зафиксированные факты и перекрестное подтверждение тех или иных событий считаются истинными и исторически верными. В основе всегда должен быть исторический документ, подтверждающий правоту высказывания.
Учитывая сложившееся положение и рамки данного издания, постараемся немного приоткрыть биографические факты по алатырскому периоду жизни скульптора. О его взаимосвязях и дружеских встречах, переплетениях судеб...10. О том, как алатырцы пытались открыть музей его работ, о переписке с краеведами и т.п.11
Для более полного изложения о малоизвестных и ранее неизданных документах и событиях из жизни скульптора, новых открытиях надеемся выпустить отдельное издание.


* * *

В соответствии с записью, сохранившейся в метрической книги церкви Покрова Пресвятой Богородицы села Ахматово, к которой была приписана деревня Баево до сооружения собственной, Степан Нефедов родился 27 октября, а крещен 31 октября 1876 года (соответствующие 8 и 12 ноября нового стиля) 12.
Что бы не писали по поводу рождения Степана, автор склонен к тому факту, что сведения о рождении ребенка записаны со слов родителей. Как и было принято, обряд крещения проходил, с учетом условий местности и самочувствия роженицы, в день рождения ребенка, либо, в течении последующей недели. Какие - либо иные реалии жизни в метрических книгах всегда оговаривались. В этом убежден, ибо приходилось держать в руках не один десяток церковных метрических книг. Даже спустя месяц, два, либо полгода после рождения младенца, во время крещения, факт рождения записывался с особой тщательностью служителем церкви и подписывался с дополнительными оговорками причины, священником. Поэтому, все искажения в записи, только на совести родителей Степана.
"Деревни Баевой крестьянин Дмитрий Иванов и законная жена его Мария Иванова, оба православного вероисповедания. Восприемниками являлись "той же деревни крестьянин Иван Стефанов и крестьянина Стефана Авдеева жена Пелагея Иванова" совершили таинство крещения священник Б.Алексеев с приемниками: дьячком А.Снегиревым и пономарем П.Трояновым.
В тот период село Ахматово входило в состав Ардатовского уезда Симбирской губернии. Каменный храм воздвигнут в центре села в 1792 году на средства прихожан.
Согласно списка населенных мест Симбирской губернии на 1859 год по почтовому тракту из Алатыря в город Ардатов находилась удельная деревня при речке Ладыге - Подгорное (Подгородное) Баево с 89 дворами и с численностью населения 705 человек (346 мужского и 359 женского пола) 13.
Площадь установленных границ земель Баевского общества составляла 1134 дес.1200 саж. Деревня входила в состав Алатырского уезда одноименной волости14. Располагалась в 16 верстах от г. Алатыря. Село Ахматово и Баево разделяло небольшое расстояние 2-3 версты - овраг с речушкой.
Численность дворов в Баеве к 1884 году возросло до 143 дворов (430 - мужского и 447 человек женского пола)15, а к 1896 году (в это время уже село в связи с открытием храма) достигло 154 дворов с населением 512 мужского и 493 женского пола16. Поэтому неудивительно, что часть семей была вынуждена покидать "насиженные" места и переезжать, с разрешения властей, на новые свободные земли. Так произошло и с несколькими семьями на рубеже 70-80-х годов, перебравшимися на речку Бездну и основавшими Баевские Выселки.
Улучшение жизни крестьянства, выход новых прогрессивных законов после отменены крепостного права и резкий рост численности населения сыграли в этом переселении определенную роль. Количество населения росло, но площадь земель в Баеве оставалось прежней, что приводило к еще большему дроблению и недостатку земли между крестьянскими семьями. А семьи были большими. Надо учитывать и низкую плодородность баевских земель, частые неурожайные годы. Да и переселялись в большинстве своем, более зажиточные крестьяне. У них был достаток, необходимые денежные средства и людские ресурсы (контингент работоспособных мужчин в семье).
Сложившееся мнение, что семья Нефедовых жила в недостатке, в тяжелом положении, неверно. Об этом говорят многие факты. Это была семья крестьян середняков.

* * *

Первые воспоминания Степана относятся к тому времени, когда было ему немногим более года. Его родители из деревни Баево переселились на новое место. По неопытности они построились слишком близко к реке. В первое же весеннее половодье были застигнуты разливом "обезумевшей" речки. Степан ясно помнил бушующую реку, отца по пояс в воде и мать, спасающую корову...
Потрясение для ребенка было ошеломляющим, запало в память на многие годы. Этот стресс оставил след во всей его последующей жизни.
Со временем многое затушевалось, позабылось. Даже в памяти престарелого скульптора выразительно всплывают эпизоды и картины страшного бедствия, разлива небольшой речушки, которую свободно можно переходить летом вброд в любом месте. Отсюда и последствия. Он и "бука", и, если приезжает, либо заходит кто-либо чужой в дом, то мальчик обязательно "забирался в угол на печку". Факт психологической детской травмы.
В воспоминаниях он упоминает брата Ивана (род. 1868), сестру Евфимию (род. 1873), родителей. Нет упоминаний о младших братьях, о бабушке и дедушке.
Сопоставляя даты различных сохранившихся архивных материалов, документальных записей, метрических книг, духовных росписей и т.д., удалось многое реконструировать.17
Отсюда выясняются и ранее неизвестные факты.
Нефедовы переехали на р.Бездну в 1877, либо 1878 году, но не позднее.18
Долгое время жители Баевских Выселок были закреплены за деревней Баево, прихода села Ахматово. Впоследствии они были перекреплены за приходским храмом села Алтышево. Баевские Выселки находились в 6 верстах от города и состояли из 9 дворов с населением 26 мужского и 32 женского пола.19
Дедушка Степана, отец Дмитрия Ивановича, Иван Леонтьевич Нефедов умер в 1880 году в возрасте 61 года. У него были сыновья Дмитрий (род.1843), отец скульптора Степана, и Максим (род.1845). Есть упоминание в документах и о сестрах, дочерях Ивана Леонтьевича, но их имена не приводятся (счет шел по мужской линии).
У Ивана Леонтьевича был брат Евдоким (1824-1890), приходивший Дмитрию Ивановичу дядей, а его дети - двоюродными братьями и сестрами, соответственно для Степана - двоюродными дядями и тетями.20 Родственные связи были крепкими. Родственники постоянно оказывали друг другу взаимопомощь. Существенной она была и при переселении Дмитрия Нефедова, и в строительстве его нового дома. В возведении дома участвовали родственники. С приходом новой эпохи, после 1917 года, периода 20-30-х годов, окончательно разрушились родственные взаимоотношения, а новое подрастающее поколение Нефедовых многое уже не знало. Да и родители последующих кланов Нефедовых, особенно в 30-е годы, старались меньше контактировать и говорить о родственных связях. Да и все мы, россияне, это ощущали на себе, в своих семьях.
До десятилетнего возраста Степан Нефедов жил с родителями. Вместе с ними проживали: сестра Евфимия (она выйдет замуж в 1893 году за Рузавина Андриана Константиновича и переедет жить в село Алтышево)21, младшие братья - Илья (род.1879), Михаил (род.1882). Старший брат Иван в этот период женился и переехал жить в город Алатырь. Дети оказывали посильную помощь родителям по хозяйству.
От родственников, проживавших в Алтышеве, стало известно об открытии и наборе учащихся в церковно-приходскую школу. 22
Отец определяет Степана в школу. Он оказался в числе первых учеников.
Алексей Иванович, так звали первого учителя Степана. О нем остались самые лучшие впечатления у мальчика. Учитель был человеком добрым и хорошо владел искусством педагогики, любил учеников. Долго и терпеливо занимался с каждым в отдельности. Именно он заметил и помогал в дальнейшем развиваться задаткам и способностям Степана к рисованию. Научил его грамоте и счету, что полагалось по программе церковно-приходской школы, но и умению пользоваться красками и кистями.
К большому сожалению, история не сохранила фамилии учителя в памяти Степана Эрьзи, ни у жителей села Алтышева. Не сохранились какие-либо документы по церковно-приходской школе и в архивах, в том числе и в фондах Казанского учебного округа по Алатырскому уезду. Помог случай. Просматривая метрические книги церквей города Алатыря вдруг неожиданно всплыла фамилия человека - учителя, оказавшего большое влияние на Степана Нефедова. Среди брачующихся по собору Рождества Богородицы города Алатыря читаем: "поручитель по невесте - учитель церковно-приходской школы Алексей Иванович Михайловский". Совпадение имени и отчества!? Возможно. Но в другом месте - "учитель Алтышевской церковно-приходской школы"23...
Значит, это был Алексей Иванович Михайловский - первый учитель Эрьзи.
В биографии скульптора остался незамеченным довольно примечательный факт, записанный однажды с его слов М.Сергеевым в Буэнос-Айресе - столице Аргентины, в мастерской С.Эрьзи.
"После окончания начальной школы я решил заняться лепкой скульптур. Километрах в сорока от нашей деревни была довольно высокая гора. На вершине её стояла часовня в честь Николая Чудотворца. В часовне находилась деревянная скульптура этого святого. На поклонение туда приходило много богомольцев. И вот я задумал одно дело. Снял из глины форму скульптуры святого и начал повторять его в гипсе, раскрашивать статуэтки под дерево, как в часовне и продавать. Однако платили за них очень дешево, а делать их стоило немало труда. Мое предприятие быстро лопнуло..", - вспоминал Эрьзя.24
Этот эпизод алатырского периода скульптора мало кого заинтересовал, тем не менее, эта гора существует и ныне. Она располагается рядом с районным центром Сурское Ульяновской области.25
До 1925 года вся территория Сурского района входила в состав Алатырского уезда.
"Белая гора" расположилась к северу от села Промзино. Название получило за счет известняковых и меловых отложений. На ее вершине находились родники. Около одного из источников, "святых колодцев", и находилась упоминаемая Эрьзей часовня. В ней находилась икона Николая Чудотворца и ряд других христианских достопримечательностей. У верующих икона эта считалась особо почитаемой и обладала "чудотворной" силой. К горе, получившей название Никольской, со всех сторон многонациональной России стекались тысячи верующих людей. Наиболее многолюдными были Никольские праздники, когда из церкви села Промзино проходил крестный ход на гору. Образ Николая Чудотворца был особо популярен у мордвы. Он первым из всех христианских святых был возведен в роль мордовского бога - паза.26
Промзино было одним из крупных торговых и религиозных центров бывшего уезда. Здесь бывал в молодости Степан Нефедов, посещал его и в праздники Николы.
В 30-е годы верхушку горы срезали при помощи трактора. Окончательно это сделать не смогли. Трактор скатился с горы. Спасли его росшие на склоне березы. Сам тракторист на ходу успел спрыгнуть. До сих пор на эту гору поднимаются паломники. Вновь на этом месте выстроена часовня. Традиции продолжаются.

* * *

Мало известно нам и об алатырских иконописцах.
К.Абрамов красочно описывает учебу Степана Нефедова в мастерских алатырских иконописцев. Приводит их имена и отчества (единственный из всех исследователей творчества Эрьзи).
"Иван договорился с известным в то время мастером иконописи Тылюдиным Василием Артемьевичем, что тот возьмет Степана в ученье с условием, если он будет помогать ему по дому, так как платить за обучение Нефедовым было нечем... Но ему разрешалось только смотреть, как пишет сам учитель, разрешалось мыть кисти и растирать краску. Большему у Тылюдина он не научился". У него он пробыл полтора месяца.
Затем полгода прожил в иконописной мастерской Ираклия Андроновича Крикалина-Иванцова. 27
Хозяин был большим любителем птиц. Даже известно нам, что его дом находился на Цыганской улице (ныне ул. Куйбышева). У него Степан подготовлял доски для живописи и под позолоту - "левкасил" и исполнял массу других обязанностей, не имевших никакого отношения к живописи.
Мало что известно и о третьем иконописце. Алексей Петрович Колонин "был умным и талантливым художников", но запойным пьяницей. Зато у него Степан мог работать самостоятельно, ибо зачастую видел его в невменяемом от алкоголя состоянии. С особой "жадностью" впитывал юноша различные советы в моменты просветления Колонина. И он же привил мысль о необходимости серьезно учиться.
Многолетние поиски на алатырской земле об иконописцах на современном этапе многого не дали. Не найдены сведения об иконописце Иванцове И.А. (по Абрамову). В метрических книгах чаще упоминается фамилия Иванцевы.
Об иконописце А.П. Колонине - утверждение о том, что он скончался в 90-х годах, метрические книги приходских церквей Алатыря не подтверждают. Встречается в этих книгах только одна фамилия - Колонин В.А., крестьянин села Тетюш Ардатовского уезда.
Выявлена еще одна фамилия алатырского иконописца И.Я Шувалова (1843-1907),28 у которого учился С.Эрьзя. Да и многие из рода Шуваловых занимались иконописью и светской живописью, были учителями рисования.
Поиски привели на кладбище города Алатыря. Невдалеке от его центрального входа, среди многочисленных надгробий, разнообразных памятников и крестов внимание привлекло малоприметная, поблекшая ограда. Надпись на кресте голубой краской выделяли слова: "Тылюдин Василий Артемьевич" и годы жизни - "28.02.1869 - 8.02.1946".
Да-да, того самого иконописца, у которого впервые, как утверждается, начал свое обучение молодой Степан Нефедов. Метрические книги свидетельствуют, что В.А.Тылюдин является уроженцем села Баева, в других - Старого Баева. Эти записи сопровождают рождение девяти его детей от супруги Епраксии Яковлевны (25.06.1864 - 3.04.1948). Старым Баево священники Алатыря, зачастую, называли населенный пункт за селом Ахматово, в сопоставление с новыми Баевскими Выселками. Следуя этим рассуждениям, оказывается, что Василий Тылюдин и Иван Нефедов были уроженцами не только одной деревни, но и погодками. И не исключено, что в раннем детстве они вполне хорошо знали друг друга. В последующем судьба их развела в разные стороны. Вновь встретились уже в Алатыре. Но пока не обнаружены метрические книги с записями о рождении В.А.Тылюдина и его бракосочетании.
Тылюдин, по-видимому, получил определенное начальное образование. В Казани был учеником у одного из иконописцев. По возвращении - женился и перебрался на жительство в Алатырь, где поселился на окраине города в конце 80-х годов.
В мае 1890 года в семье Тылюдина появился первенец, мальчик, проживший 9 дней. Для молодых это было, естественно, большим горем. Но это было повседневностью того периода. Медицинская помощь была развита очень и очень слабо.
Значительный интерес представляет другая запись в той же метрической книге от 1 августа 1890 года.
"Ардатовского уезда, деревни Баева крестьянин Василий Артемьевич Тылюдин и сестра отцу - крестьянская дочь Ефимия Дмитриевна Нефедова" являлись восприемниками (крестными) второго сына - Ивана Дмитриевича Нефедова, Василия. Рождение мальчика и его крещение произошли в один день.
Уже потом, спустя годы, он будет обучаться изобразительному мастерству и скульптуре у своего дяди Степана Дмитриевича. Последний будет проявлять особые отеческие нежные чувства к таланту племянника и оказывать посильную помощь.
Весной 1918 года, проездом в Екатеринбург, в Алатыре, Степан Дмитриевич, заберет с собой племянника. Но судьба распорядится иначе, он скончается от тифа на руках Эрьзи. Но до этого еще далеко. А предварительно Василий начнет учиться секретам живописи у своего крестного - В.А. Тылюдина.
Сам Василий Артемьевич, в то время в Алатыре был мало известен. Было ему чуть более двадцати лет. Творческая деятельность иконописца только начиналась. Степан же попал к нему только благодаря брату Ивану. Здесь сыграли роль прежние дружеские связи, да и небольшая разница в возрасте. Степану было четырнадцать лет.
Известность к Тылюдину придет со временем, с расцветом его таланта. Его высокий профессиональный уровень подтверждается немногочисленными домашними иконами, сохранившимся в отдельных семьях алатырцев.
Начиная с 1890-х годов все записи по семейству Тылюдиных зафиксированы по приходской церкви Рождества Христова. Так же и в отношении семьи Ивана Нефедова, но только периода 1887 - 1896 годов.
Отсюда следует, исходя из приписной территории, семьи обоих, как прихожан, были приписаны к одной церкви. И проживали они рядом, в одном районе города.
К 1900 году Иван Нефедов с семьей перебирается на новое местожительства - в Подгорье (ныне это район мясокомбината). Об этом красноречиво свидетельствуют метрические записи о рождении последующих детей в семье И.Д.Нефедова, но уже по Знаменской церкви Алатыря.
В начале 1890 года алатырцев волновали события, связанные с постройкой железнодорожной линии из Москвы на Казань. Она должна была пройти через Алатырь. В город наехало множество разных специалистов. Лихорадочно велись подготовительные работы. Это сказалось и на положении семьи иконописца Тылюдина. Дом оказался в центре постройки предполагаемой железной дороги. Его перенесли одним их первых на новое место. Он расположился напротив здания железнодорожного вокзала, дав начало в Алатыре новой - Нижегородской улице. Да и в ноябре 1892 у Тылюдина родилась дочь. С учетом всех факторов: молодости, переноса дома, рождения детей и т.п. - В.А.Тылюдину было не до учеников. Спустя годы, Степан Нефедов приезжая в Алатырь, всегда будет заходить в гости к своему учителю.
Со строительством железнодорожной линии Степан перебирается в Казань, где после некоторых мытарств, поступает в иконописную мастерскую П.А.Ковалинского. Она располагалась в центре города на Проломной улице. Это было после Пасхи 1893 года.29 Здесь он расписывает соборы и церкви в населенных пунктах Казанской и Симбирской губерний. 30
В 1895 году открылась Казанская художественная школа. Хозяин запретил Степану в неё поступать. Но молодой человек посещает школу по воскресным дням. В мае следующего года вместе с П.Ковалинским Нефедов посетил Нижегородскую ярмарку. Она оставила у него глубокие впечатления, перевернула душу, заставила по-иному взглянуть на окружающий мир.
Весной 1898 года Нефедов оставляет иконописную мастерскую и уезжает из Казани.
Возвратившись в Алатырь, осенью Степан присутствует при крещении старшего сына Евфимии Дмитриевны Рузавиной - Ивана, став его крестным отцом. Мальчик родился 19 октября, и крещен на другой день.
Восприемники (крестные) "деревни Баевка крестьянин Степан Дмитриев Нефедов и крестьянская дочь Марфа Константиновна Рузавина", сестра мужа Евфимии31.
31 января 1899 года состоялось бракосочетание младшего брата Степана - Ильи в церкви Рождества Христова г.Алатыря с дочерью крестьянина деревни Палгуш Ардатовского уезда - Наталией. Запись свидетельствует - Илье было 19 лет 6 месяцев, супруге - 19 лет 5 месяцев.32 Свидетелем от жениха был В.А. Тылюдин.
В Алатыре Степан отдал себя "настоящему" искусству. Много работал на натуре, делал пейзажные зарисовки, портреты ближних, фиксировал деревенские бытовые сценки. Но он чувствовал, что не хватает опыта и профессиональных знаний. В памяти постоянно возникали образы увиденных им произведений Коровина и Врубеля, Репина и Архипова и многих других художников, чьи работы демонстрировались на Нижегородской Всероссийской художественно-промышленной выставке. Но годы занятий иконописью сказывались. Сложился определенный стереотип, стиль работы красками. Работы были похожи на иконы.
Сбережения, накопленные в мастерской Ковалинского, скоро кончились. Проживая с родителями, приходилось искать заработки. Он увеличивал фотографии местных богатеев, давал уроки рисования, помогал родителям по хозяйству, столярничал. Часто бродил по окрестным селам и деревням в поисках работы. Был исхожен весь Алатырский уезд.
Совместно с иконописцами И.Я.Шуваловым и В.В.Милютинским, с которыми Степан был давно знаком, расписывал приходские церкви в Алатыре и в селах уезда. По воспоминаниям племянника (сына брата Ивана Дмитриевича) Степана Ивановича и слышанным им в детстве рассказам от родителей и родственников, дядя Степан расписывал в этот период колокольню Казанской церкви и приходской Успенский храм. Исполнил ряд икон для иконостасов алатырских церквей.

* * *

26 мая 1899 года (здесь, как и все даты приведены по старому стилю) в России праздновали 100-летие со дня рождения гениального русского поэта А.С.Пушкина.
Юбилей отмечался и в уездном городе Алатыре. Силами местной интеллигенции, дворян, купцов, служащих учреждений был поставлен любительский благотворительный спектакль к отдельным сценам "Русалки" и "Бориса Годунова". Степан Нефедов давно зарекомендовал себя среди алатырцев не только иконописцем, но и художником. "Устроители" юбилейного вечера предложили ему исполнить оформление спектакля. Декорации к сценам "У мельницы" и "У фонтана" оказались великолепными и восторженно приняты публикой. Он даже исполнил и сценическую роль. Сохранилась афиша спектакля, где рукой Эрьзи выведено "Алатырь. Коммерческий клуб. 1899". На одном из зданий города, где произошло это событие, в 1976 году установлена мемориальная доска. Сейчас здесь располагается обувная фабрика.
Уже выявлены ряд лиц, участников тех вечеров. Артисты-любители многие годы находились в дружеских отношениях с Нефедовым. В последующие годы, в свои приезды в Алатырь, он посещал их. Пока об этом сообщать рано. Необходимы дополнительные поиски в архивах и научных библиотеках. Здесь много неразгаданного и неведомого для многих из нас.
Степан Дмитриевич стал вхож во многие дома известных в городе лиц - купцов, помещиков, лесопромышленников, стал уважаемым человеком. Исследователи утверждают, что Нефедов "к женщинам был совсем равнодушен". Всегда большое внимание он уделял творческой деятельности. Но и женщины играли в жизни определенную роль. Так отъезд из Казани был связан с его романтической историей. Немаловажен фактор, зависящий от соответствующих средств в кошельке. Это мы прослеживаем на протяжении всей его жизни.
Знакомство в Алатыре с дамой - женой лесопромышленника Солодова, чуть не закончилась для него трагически. Её образ и теплые воспоминания о ней остались в памяти Степана Дмитриевича на всю жизнь.
Алатырские обыватели уже судачили о любовных его связях и сожительстве с Ф.Солодовой. Об этом были наслышаны и его родители, из-за чего дома происходили частые скандалы. Муж её как бы не обращал на это внимание. Длительные поездки по торговым делам, продолжительные гулянки. Он всегда дружелюбно встречался и разговаривал со Степаном, приглашал вместе выпить... Но злые языки сделали свое. Однажды кучер лесопромышленника ворвался к Степану в мастерскую и жестоко избил, затем отнес, как он полагал, мертвого на Суру и бросил в кусты. Рано утром молодого человека нашли рыбаки, привели в чувство и отправили в больницу. Художник вернулся домой с разбитой головой, весь в синяках и кровоподтеках.
Мать из-за этого устроила большой скандал. Случай, неординарный, чуть не приведший к гибели Степана, переполнил родительное терпение и предрешил будущее. Отец выделил ему небольшую сумму денег, предупредив, что это все, что он может ему дать. Что и впредь больше пусть не рассчитывает на его помощь. Все его товарищи и друзья давно имеют семьи...
Все это определило окончательный его отъезд из Алатыря в Москву. Правда, год назад, он уже ездил в Москву, но прием в художественное училище был закончен, а попытка устроиться на вечернее отделение, либо вольнослушателем - не получилась. Не было места и в иконописных мастерских. Да и манера иконописного письма, выработанная у Степана, была иная. Она не понравилась московским иконописцам. Да и не хотелось уже расписывать лики. В тот раз он возвратился в Алатырь.33 Но теперь он решил твердо, не возвращаться. Кроме этого у него находилось и рекомендательное письмо, полученное лично из рук купца Н.Н.Серебрякова...
За эти годы в Алатыре появилось много новых людей. Они приехали из Симбирска и Нижнего Новгорода, из Казани и Пензы и других городов России. Среди них, учитель рисования городского училища Н.А.Каменьщиков, фотограф Н.Н.Валухин и многие другие. Со многими из них Нефедов уже познакомился. Будет встречаться с ними и в последующие годы.
Степан уехал с огромной надеждой учиться и только учиться. Домой было возвращаться нельзя. С этого момента с Алатырским краем Нефедов будет связан лишь только отдельными наездами - на неделю, месяц и более.
В нашу задачу не входит освещение жизни С.Д.Нефедова в Москве и других регионах России. Только связь с родиной. Надо отметить, что попытка поступить в Строгановское художественно-промышленное училище не удалась даже по рекомендательному письму. Слишком оказался великовозрастным.
В Москве он устроился на работу в фотоателье А.А.Бродского. Благодаря стараниям художника Н.А.Касаткина, приметившего молодого человека, посещает вечерние курсы при Строгановском училище.
Через год, осенью 1902 года, Нефедов переходит учиться в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, посещает медицинский факультет Московского университета, где изучает анатомию человека.
За время учебы в Московском училище, Степан писал письма родителям очень редко. Не любил. Такой уж был характер. Но он не забывал Алатырь. Вплоть до отъезда за границу, в Италию, несколько раз посещал родимый край. Благо, что же лезнодорожная линия на Казань, шла через Алатырь. Добираться поездом можно было без пересадок, хотя на это уходило довольно долгое пребывание в вагоне. Ездил не один, а с соотечественниками - алатырцами. Это были дни больших православных праздников или летних каникул. Приезжал в Алатырь и со своими близкими знакомыми и подругами. Исследователи называют разные их имена, но этого мы не будем касаться.
Знакомство в Москве с итальянцем Д.Тинелли перешло в дружбу. Последний пригласил его в гости в Италию.
13 апреля 1907 года, согласно прошению С.Нефедова, власти разрешили ему выехать в Италию. Указан и срок выезда - до 1 октября 1907 года. 34. Период выезда Нефедова за рубеж - один из загадочных. Разрешение могло быть дано в период его пребывания в России, либо его уже не было здесь - он выехал в 1906 году. Возможно, что сдавал экзамены осенью 1906 и весной 1907 года.
Изучая все написанное о мордовском скульпторе, вновь приходишь к мнению, что в большинстве своем архивные документы оказались обойденными, не изученными. Отсюда многие ошибки. Нельзя опираться только на человеческую память.
Вот здесь и встает еще один вопрос. Когда стало известно Степану Дмитриевичу о смерти отца? Одни указывают, что известие сообщила ему мать в Париже35, другие, что раньше.
Когда же скончался отец С.Эрьзи, Дмитрий Иванович Нефедов? А для этого необходимы лишь подлинные и точные документальные свидетельства.
На поиски их ушло довольно продолжительное время. Нефедовых в алатырском крае достаточно много. Теперь ясно, что все они имеют общего предка.
Дорогая для нас запись была обнаружена в метрической книге приходской церкви Рождества Христова г.Алатыря. Запись рукой священника удостоверяет, что "крестьянин села Баева Алатырского уезда Дмитрий Иванович Нефедов" умер 7 ноября 1906 года в возрасте 66 лет от рака носа. Похоронен 9 ноября на городском кладбище"36.
Это - документ.
Теперь ясно, либо Степан уже знал о смерти отца еще во время пребывания на Родине, в России, и был на его похоронах (если опираться на разрешение на выезд). Либо незадолго до этого выехал.
Перед отъездом из России Нефедов посещает Алатырь, Баевские Выселки, родителей, родственников, знакомых. Он привозит и оставляет у родителей ряд своих скульптур, учебных рисунков, живописные полотна... Со временем большая часть из них погибнет. Бумага в хозяйстве всегда необходима. Стоила дорого. Да и развернувшиеся далее события сыграли определенную роль в сохранности его работ... А некоторые, попав в руки младших племянников, детям старшего брата Ивана, быстро нашли им применение.
Но кое-что сохранилось и позднее возвратилось к Степану. О последних фактах помнил и вспоминал при наших встречах племянник, Степан Иванович. В детстве он с братом Михаилом, будущим скульптором, рисовал на этих листах бумаги...
С отъездом С.Нефедова в Европу, родители и родные долгое время ничего о нем не знали и не слышали, вплоть до 1911 года.
Однажды, в родительский дом Нефедовых в Алатыре прибежал запыхавшийся Василий Семенович Грошев. В то время он служил в казначействе. В последующие годы работал учителем начальных классов. Был другом детства Василия и Ивана, сыновей Ивана Дмитриевича. До конца своей жизни В.Грошев и его брат, занимались краеведением Алатырского Присурья. Переписывались с Эрьзей и другими выдающимися личностями родного края.
С собой он принес журнал "Солнце России" и показал Ивану Дмитриевичу. В нем были фотографии. Из журнала родные узнали о высоком признании С. Эрьзи на художественной выставке "Осенний салон" в Париже.
По настоянию и просьбе матери, Марии Ивановны, родные написали письмо в Париж, в адрес, где проходила выставка.
Об этом событии вскоре узнал весь город. Приходили многие знакомые, хорошо помнившие Степана. Они поздравляли мать талантливого сына-скульптора, получившего признание в Европе. Были и чиновники из уездной управы и городской думы, его друзья.
С этого периода на различных художественных выставках, проводившихся в Алатыре, стали выставляться и работы Эрьзи. Организатором выставок, начиная с 1908 года, был местный художник и педагог Н.Каменьщиков. Он был немного знаком с Нефедовым еще до его отъезда в Москву. "Камско-Волжская речь" за 1913 году писала об очередной выставке. Кроме учеников городского училища, женской гимназии (реальное училище проводило самостоятельные выставки) и местных живописцев Афанасьева, Каменьщикова и скульптора Эрьзи, в ней участвовали художники-симбиряне А.Архангельский и П.Пузыревский..."37. Работы С.Эрьзи хранились в семье Нефедовых.
Спустя некоторое время, из Франции пришел вызов и денежный перевод. Весной 1912 года мать, Мария Ивановна, в сопровождении внука Василия, уехала в Париж. Прожила она там недолго, около месяца. По её рассказам, город ей не понравился - "шумный и беспокойный", как и сама жизнь сына, сорил деньгами, раздавая их направо и налево... Она и сообщила Степану, что местные власти предлагают открыть в Алатыре музей для его работ. Приглашают приехать на родину. На первое время для скульптур Эрьзи определили Дворянский клуб.
С собой, по возвращении, она привезла многочисленные гостинцы и подарки, керосинно-калийную лампу и много денег. На эти деньги Степан просил купить в Алатыре дом и перестроить его с учетом - под мастерскую. Просил сделать итальянские (большие) окна. Это было новшество для города, как и сама лампа. Дом был приобретен в центре Алатыря, на Старо-Базарной площади, напротив Знаменской церкви. Отсюда открывался величавый и прекраснейший вид на Алатырское Присурье, на слияние рек Алатыря с Сурой. В 1924 году лампу "отобрали" новые власти (реквизировали). А дом, до конца 1980-х годов, был собственностью семьи Нефедовых. До своей кончины здесь жил племянник С.И.Нефедов.
Василий, остался в Париже, учиться у дяди скульптуре и живописи. Во-первых, Эрьзе был необходим помощник. Во-вторых, он заметил в нем способности и несомненный талант. Племянник прожил более года. Провожая его из Парижа на родину, С.Эрьзя передал письмо в городскую управу с согласием приехать в Алатырь, при условии, если ему предоставят надлежащее помещение для его работ. Он уже давно думал и мечтал вернуться на родину. Племянник привез в Алатырь несколько полотен и скульптуру Христа работы С.Эрьзи, а также автобиографию жизни скульптора в Италии (до 1911 года)...
Долгожданное письмо пришло в Париж весной 1914 года. Алатырская городская дума официально приглашала С.Эрьзю приехать и лично наблюдать за постройкой здания, предназначенного для размещения его скульптурных работ. На эти цели ассигновалась сумма в 50 тысяч рублей. Сумма большая для того времени.
Сбор денежных средств в Алатыре был начат после возвращения матери Степана Эрьзи из Парижа и её сообщения о согласии сына возвратиться на родину. Источники были разнообразные, включая и различные пожертвования алатырцев-купцов и мещан, учреждений и лиц, хорошо помнивших Нефедова. А получив письмо-согласие от самого скульптора, количество пожертвований возросло.
Увы, начавшаяся первая мировая война вынудила думу перечислить денежные средства в военное ведомство. Сыграло в этом определенную роль и его политическая неблагонадежность. В Россию Эрьзя возвратился в мае 1914 года.
Нельзя не обойти вниманием и факт, связанный с ним в момент приезда в Петербург. Упоминает о нем и К.Абрамов в своем романе-трилогии 38. Наслышан об этом автор этих строк и от других лиц.
Учитель рисования высшего начального училища и женской гимназии Алатыря Н.А.Каменьщиков, в воскресный день конца мая находился в одном из залов новой русской живописи "Русского музея". Здесь он старательно копировал одну из картин.
Неожиданно в зал вошли трое человек: хранитель музея, швейцар и незнакомец с тростью в руке. Гость подошел и посмотрел на работу Каменьщикова и с тихой улыбкой произнес:
- Надобно писать самому, самому, а не копировать.
В последствии Николай Александрович вспоминал: "Наши глаза встретились. Что-то знакомое было в его облике. Голос да и речь, хотя и с акцентом, но именно с "алатырским" оттенком. Не знал он, что тот, кто сейчас прошел мимо него с палкой в руке, слегка прихрамывая, был знаменитый Эрьзя.
Немного позднее Каменьщиков спустился вниз, чтобы узнать у швейцара, кто этот странный посетитель. Мучили сомнения.
- Надо полагать, иностранец, зовут его Эрьзей, - пояснил тот.
Вот тогда-то Каменьщиков и схватился за голову. Он сразу же бросился на улицу, но было уже слишком поздно, Эрьзя успел уйти...
Реальность события доказывает паспорт Н.Каменьщикова, сохранившийся до настоящего времени. В отметках о проживании стоит штамп: "явлен 1914 мая 23 литейной части 1-го уч. дом № 5 по Литейному; записан учитель" и подпись помощника письмоводителя. Рядом другой штамп "Литейной 1 Лит. уч.Невск" и дата "28" (мая).39
Николай Александрович пробовал Эрьзю искать, да где там!.. Это столица, а не Алатырь. Но эта встреча произойдет. Спустя четыре года.
Последующие годы окажутся тяжелыми в жизни Эрьзи и его родных. Война, революционные события, разруха, голод...
Но мысли не покидали С.Эрьзю о родной стороне. К нему в Петербург приезжает племянник Василий. Он также берет себе псевдоним как и дядя: "В.Эрьзя".40
Из Алатыря сообщили, что племянники Иван и Петр находятся на передовой. Началась война с Германией...

* * *

Перед пасхой 1918 года, незадолго до поездки на Урал, С.Д.Эрьзя совместно со своей ученицей Е.И.Мроз посетил Алатырь.41 Здесь они задержались ненадолго. Прожили более двух недель. Приехали на двух подводах, с шестью лошадями. В Алатыре лежал еще снег.
С собой С.Эрьзя привез ряд своих работ. Е.Мроз подарила Вере Григорьевне, супруге брата Ивана Дмитриевича, фетровую красную шляпу, матери Эрьзи - тонкий пуховый платок, многочисленные подарки для племянников и племянниц.
Скульптор посетил могилу отца на городском кладбище. Поставил новый деревянный резной крест. 42 Оттуда он принес белый кусок мрамора от разбитой надмогильной плиты. Из него он исполнил портрет племянницы Антонины.43
Побывал Степан Дмитриевич у знакомых и близких в Алатыре и близлежащих населенных пунктах. Так иконописцу В.Тылюдину он подарил фотографию со своим автографом.
О приезде известного скульптора - земляка стало известно алатырским властям. Они предложили ему организовать в Алатыре художественную студию, но от этого предложения Эрьзя отказался, сославшись на командировку на Урал по личной просьбе А.В.Луначарского. Со своей стороны предложил несколько кандидатур алатырских художников.
С.Эрьзя и Е.Мроз уехали поездом. С собой они взяли племянника Василия. На вокзале их провожала многочисленные родственники, близкие и знакомые. Весна была в разгаре.
Художественная студия в Алатыре открылась. Её руководителем шесть лет являлся Н.А.Каменьщиков. При ней функционировал и художественный музей. Среди многочисленных экспонатов были представлены и скульптуры С.Эрьзи.
Еще в начале 1980 годов посчастливилось держать в руках несколько писем, написанных С.Эрьзей. Получателем их был никто иной, как Николай Александрович Каменьщиков. Здесь были и фотографии с портретом и автографом скульптора. Среди них - снимок уголка экспозиции художественного музея студии. На ней запечатлены произведения С.Эрьзи. В последующем, некоторые из этих скульптур оказались в музее в Саранске. Судьба же остальных неизвестна. Неизвестна и судьба уникальных писем и фотографий.
Со слов родственников известно, что С.Эрьзя незадолго до отъезда за границу посещал Алатырь вновь. Это был август-сентябрь 1925 года. Приезжал он с балериной Катей (так называли её родственники в Алатыре). Жили они целую неделю в доме деда, отца Эрьзи.
Летом 1926 года Иван Дмитриевич (брат Эрьзи) был вызван срочно телеграммой в Москву. С.Эрьзя просил его приехать и забрать ряд его произведений в Алатырь. Это было после окончания выставки, участником которой был Степан Дмитриевич.
И.Д.Нефедов, взяв одного из сыновей поехал в Москву, где пробыл двое-трое суток.
Из Москвы он привез несколько скульптур С.Эрьзи. Среди них: "Голова Христа", "Монголка", "Маска Кати", "Мордовка" (цемент). Кроме того около пятидесяти живописных произведений, написанных Степаном на холсте и картоне, в том числе в Италии и в Париже. Они хранились у знакомых С.Эрьзи в Москве. Привезли они и различные документы, фотографии, афиши... Эрьзя жил в Москве до сентября 1926 года. Он готовился к выезду с выставкой в Париж.
С этого момента и вплоть до 1950 годов С.Эрьзя будет жить в дали от Родины.
Но здесь, в провинциальной глуши его будут помнить и ждать. Время от времени от него будут приходить письма. Однажды из Аргентины придет журнал "Панорама" с фотографиями его скульптурных произведений. Из Алатыря в его адрес писали письма родные. Переписывался с ним и краевед В.Грошев. 44 Он высылал ему книги, выходившие в Мордовском издательстве, делился алатырскими новостями.
Хотя С.Эрьзя был далеко от своих родных мест, о нем в Алатыре помнили. Его пребывание за границей сказывалось на родственниках - на его племянниках. Неоднократные вызовы в НКВД, тюремные застенки, допросы.
Петр Иванович Нефедов (1847-1963) - (работал в райисполкоме) в один из дней 1937 года прибежав домой, растопил печь. В высших эшелонах власти прошел слух о том, что начнется выявление лиц, чьи родственники проживают за границей. Будут производиться обыски с выявлением документов и иных вещественных материалов, их причастности. Он изрубил деревянную скульптуру Эрьзи и сжег. Другая, мраморная скульптура была разбита. В доме висели еще три картины. Одна большая и две маленьких, как вспоминают их внуки, написанные дядей С.Эрьзей. Они также были сожжены. Печальный факт нашей истории.
Но это еще ничего, по сравнению с другим.
После возвращения И.Д.Нефедова из Москвы, привезенные картины и скульптуры, хранились у родственников. Большая часть находилась у Ивана Ивановича и Степана Ивановича. Когда к ним попутно забежал П.И.Нефедов с сообщением об обысках и что необходимо все уничтожить, они и не знали что с ними делать. Все деревянные скульптуры были изрублены на дрова. Мраморные и бетонные большие скульптуры были спрятаны в сарае в дровах, либо зарыты там же в землю. Со временем бетонные произведения от сырости рассыпались. Маленькие же работы использовались как гнет, для засолки огурцов, помидор и квашения капусты, например, головка Антонины. Некоторая мелкая пластика со временем была утеряна.
Большая проблема была с картинами. Было решено покрыть ими крышу сарая - дровника, застелив затем их досками. А их было около сорока. Конечно итог этого уже известен. От дождей и солнца, непогоды, живописные работы пришли в негодность, самоуничтожились.
С возвращением С.Эрьзи в СССР, в 50-х и 60-х годах начался ажиотаж, как со стороны родственников, так и со стороны специалистов. Сохранившиеся скульптурные работы были вывезены из Алатыря. Некоторые из них впоследствии видел С.И.Нефедов и другие родственники в музее Эрьзи в Саранске.
В результате, Алатырь лишился всех работ знаменитого земляка. Были попытки среди передовой части горожан и интеллигенции открыть в 50-х гг. в Алатыре музей его имени. Не получилось. Власти всеми способами препятствовали его открытию. Местная власть не могла разрешить возникшие проблемы. Не надо и забывать, какое это было время!
Б.Н.Полевой писал: "Степан Дмитриевич при жизни всегда мечтал о музее в родном городе, недалеко от мест, где прошли его детство и юность..."45. Мечта эта сохранялась у скульптора до последних его дней.
Эрьзя говорил: "Когда-то земляки обещали мне открыть музей в городе Алатырь... Где там...? Кишка оказалась тонка... А Советская власть может, она все может... Мечтаю, давно мечтаю, вот когда-нибудь все это отвезти на родину - землякам, в мордву..."
Увы, история показала, что лишь только после смерти всемирно известного скульптора открылся музей его работ в столице Мордовии - Саранске. Сохранилось уважение и признательность к таланту скульптора.
К сожалению, здесь мы коснулись только отчасти тех материалов связанных с С.Эрьзей (Нефедовым) и родного его края - Алатырского Присурья. Да и невозможно это изложить в столь короткий срок и соответствующих рамках.

Категория: статьи | Добавил: admin (20.09.2012) | Автор: "Алатырский район – прошлое и насто
Просмотров: 1479 | Теги: Н.П. Головченко, Алатырский район – прошлое и настоя, 2001 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Суббота, 25.11.2017, 14:24

Site home
Категории раздела
статьи [18]
Поиск
Статистика
Рейтинг@Mail.ru Каталог ссылок, Top 100. Яндекс цитирования


Copyright MyCorp © 2017 Хостинг от uCoz